Рыпаков Денис Сергеевич

Секретарь Восточно-Казахстанского областного маслихата
Блог

«Без трайбализма и коррупции» об итогах выборной компании 2021 года. Интервью депутата Рахимбердина К.Х.

Известный казахстанский правозащитник, доктор юридических наук, член Общественного совета по вопросам деятельности органов внутренних дел РК, депутат Восточно-Казахстанского областного маслихата Куат РАХИМБЕРДИН поделился своим мнением об особенностях выборной кампании-2021.

Ольга СИЗОВА,
соб. корр. «ЮГ»,
Восточно-Казахстанская область

- Куат Хажумуханович, вы избраны депутатом Восточно-Казахстанского областного маслихата VII созыва. Скажите, пожалуйста, с точки зрения юриста, в чем была особенность выборов 2021 года в Мажилис Парламента РК и маслихаты всех уровней Казахстана?
- Главная особенность прошедших выборов в том, что произошел полный переход выборов в маслихаты всех уровней по пропорциональной системе. Этот фактор должен помочь решить две важные задачи: уменьшить влияние таких негативных явлений, как трайбализм и коррупция. В некоторых районах, в частности сельских округах, зачастую на выборах в маслихаты избиратели голосуют не за программы кандидатов, не за их личные достоинства, а с целью поддержать «своих» кандидатов. Выступая 15 января на совместном заседании палат Парламента, Президент страны предложил снизить порог прохождения политических партий в Мажилис с семи- до пятипроцентного уровня. Эта норма, по его словам, придаст стимул зарегистрированным партиям участвовать в будущих выборах. Еще одной новеллой избирательного законодательства РК будет добавление в избирательных бюллетенях отметки «против всех». В целом считаю, что выборы 2021 года стали экзаменом на зрелось казахстанского общества, который наш народ с честью выдержал. К примеру, я представляю ДПК «Ак жол», и по итогам выборов наша партия получила 12 мест в Мажилисе Парламента РК. В Восточно-Казахстанской области в маслихаты всех уровней избраны 21 представитель ДПК «Ак жол», в том числе три депутатских мандата они получили в маслихат Восточно-Казахстанской области. Теперь в Восточно-Казахстанском областном маслихате представлены три партии: Nur Otan, «Ауыл» и ДПК «Ак жол». Это важный признак демократизации общества. 

- А какие события в общественно-политической жизни Казахстана стали, по вашему мнению, знаковыми в наступившем году?
- Вернусь еще раз к выступлению Президента страны К.-Ж. Токаева на совместном заседании палат Парламента. Глава государства в своем выступлении уделил серьезное внимание вопросам совершенствования юридического статуса Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан. До сих пор нет закона, регулирующего его деятельность, а есть только подзаконный акт - «Указ Президента» от 19 сентября 2002 года, что совершенно неприемлемо и не соответствует «Парижским принципам деятельности национальных организаций». Президент совершенно справедливо
отметил необходимость принятия соответствующего специального закона и создания региональных представительств Национального центра по правам человека. Затронул Глава государства и проблематику совершенствования избирательного законодательства путем снижения порогового
показателя для прохождения в Парламент избранных политических партий. Думается, что это хорошие прогрессивные идеи.
Более того, в настоящее время мы с коллегами подготовили концепцию проекта Закона РК «Об Уполномоченном по правам ребенка Республики Казахстан». Данный национальный правозащитный институт - это Уполномоченный по правам ребенка, созданный на основании Указа Главы государства от 10 февраля 2016 года. Это оказалось возможным в условиях достижения положительных результатов модернизации правовой политики в Казахстане, поддержки государством инициатив гражданского общества в сфере преобразования социально-правовых институтов, усиления внимания к проблемам защиты детства, формирования Национального превентивного механизма и других инструментов защиты прав человека.
Совершенствование правового статуса Уполномоченного по правам ребенка в контексте дальнейшего строительства правовой государственности в Казахстане получило поддержку Президента К.-Ж. Токаева. Хотел бы отметить, что 18 июля 2019 года распоряжением Главы государства Саин Аружан была назначена Уполномоченным по правам ребенка в РК. Как разработчики концепции проекта закона мы считаем, что в данном законодательном акте, регламентирующем национальный институт Уполномоченного по правам ребенка, следует отразить участие в реализации его механизма представителей общественных объединений правозащитной направленности, СМИ, Ассоциаций врачей, юристов, религиозных деятелей, представителей университетского образования и академической науки, религиозных организаций, Парламента и различных государственных структур. Таким образом, Уполномоченный по правам ребенка должен опираться на широкий общественный консенсус, на поддержку целого спектра институтов гражданского общества, обладать финансовой и организационной независимостью, четко определенной компетенцией. Это позволит Уполномоченному по правам ребенка в полной мере задействовать инструментарий защиты прав детей, перечисленных в ст.ст. 19-40 Конвенции ООН о правах ребенка, а также в Законе РК «О правах ребенка в Республике Казахстан». В мировой практике институт Уполномоченного по правам ребенка традиционно
обозначается как независимый, законодательно утвержденный орган, созданный для отстаивания прав детей. Надеемся, что данный правозащитный институт будет эффективным средством защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних.
- Каковы ваши творческие и научные планы на ближайшее будущее?
- У любого человека, занимающегося наукой, такие планы есть. Хочу сообщить читателям, что я недавно завершил работу над научно-прикладным исследованием, посвященным проблемам цивилизованного развития уголовно-исполнительной системы Казахстана, преодоления еще сохраняющихся черт ее «Гулаговского наследия». Думается, что уважаемым читателям из моей книги будет интересно узнать об уголовных наказаниях в условиях
кочевой цивилизации казахской степи, о пенитенциарных учреждениях Российской империи, существовавших в Казахстане, о создании репрессивно-карательных механизмов Гулага, в жернова которых попадали не только представители партийно-советской элиты, но и простые граждане.
Кроме того, можно будет также узнать о состоянии уголовно-исполнительной системы на момент обретения Казахстаном государственного суверенитета, о трудностях и противоречиях модернизации данной системы, об изменении численности осужденных и о сохранении элементов
Гулага в сегодняшнем дне пенитенциарной системы страны. Возможно, читателей заинтересует опыт Грузии в реформировании УИС, который мне непосредственно довелось наблюдать и анализировать. Главный лейтмотив моей работы состоит в том, что Гулаг не должен повториться.

«Юридическая газета», от 29.01.2021 г. Интервью депутата Рахимбердина К.Х.